Какова скорость морозобоя!?

     Начало.

Вопрос у меня тот же — как быстро растут льды морозобойные? И про едому те же вопросы.

В первой части мы с вами смогли вычитать из маленького кусочка текста одну важную точку зрения — это то, что «за 10 000 лет едома поднялась (здесь) ещё на 50 метров..». Дальше авторы взяли калькулятор — жаль не указали марку — и разделили одну цифирю на другую. Пофиг нам результат деления: главное — это цифири. Едоме дали 10 000 лет и рулеткой замерили толщину её слоя.

О чём ребята позабыли? — А о том, что калькулятор, если им регулярно пользоваться (жаль не указали марку), забирает всю мыслительную силу. Едома выросла по мнению учёных за последние 10 000 лет. А льды морозобойные когда? А, выходит, — за последние несколько сотен лет!

Так это или не так, — вроде я и не берусь пока утверждать скорость образования морозобойных трещин, — но лёгкий мой кураж в адрес мерзлотоведов уже содержит претензии на знание параметров данных процессов.

Эта вторая часть образовалась по прочтении мною небольшой и очень интересной работы с названием «ДАТИРОВАНИЕ МНОГОЛЕТНЕМЕРЗЛЫХ ПОРОД С ПОМОЩЬЮ КОСМОГЕННЫХ РАДИОНУКЛИДОВ» от 2008 года.

Начинается она с напоминания читателям о том, что в тундре есть морозобойные льды и размещения информативного рисунка:

Затем объясняется методика определения возраста льдов. Каким методом, догадываетесь?..
Увы, ошиблись (как и я) — это не углемодный метод, но хлоромодный:

В качестве природного хронометра использован долгоживущий изотоп 36Cl с периодом полураспада примерно 300 тыс. лет, попадающий в толщи многолетнемерзлых пород (ММП) вместе с атмосферными осадками. При этом разница в возрасте элементарных жилок в ледяной жиле несоизмеримо мала по сравнению с периодом
полураспада 36Cl. Метод основан на измерении сверхмалых количеств 36Cl с помощью ускорительной масс-спектрометрии, обоснован теоретически и апробирован при датировании подземных вод [Bentley et al., 1986; Fröhlich et al., 1991; Nolte et al., 1991].
Поскольку хлор переходит в лед в растворе, датируется именно момент замерзания, т. е. фиксации воды в породе и растворенного хлора во льду. В мерзлой толще вода наименее мобильна по сравнению с любой другой грунтовой системой, и массообмен между льдом и вмещающей породой пренебрежимо мал. Незначительный обмен ионами и изотопами возможен в зоне контакта ледяной жилы и породы, поэтому для датирования используются центральные части жил.

Измерения были проведены в разрезах мыса Святой Нос и острова Большой Ляховский.

Очень интересная схема разреза Большого Носа!

1. Нижний слой, практически современный уровень моря — это пески и гравелиты с песчаным наполнителем.

2. Выше, до 10 метров над у.м. — трёхметровый слой суглинков, разбитых морозобойными трещинами.

3. Далее — пылеватые супеси мощностью 10 метров, считай — лёсс, или супесь с большим содержанием лёсса. Морозобоя здесь нет!!!

4. Выше, с 20 метров над у.м., идут опять едомные суглинки мощностью 6 метров с морозобойными трещинами, и, что интересно, в этих суглинках, в верхнем и нижнем, обнаруживаются останки млекопитающих!

Вырисовывается такая картина:
На первом слое пасётся жизнь, доколе её не сносит-заносит селем. Жизнь замирает..

Не спрашивайте, за какой период вываливает на поверхность пыли в 10-метровую толщину, но жить здесь мамонтам, в этот период, пока not comme Il faut. Хотя, стоп — стоп. Вспомил, что Зимов говорил о суперпитательности едомы, состоящей из этого лёсса, и пересмотрел текст ещё на раз. Вот что нашлось:

Это слабольдистые пылеватые супеси мощностью от 3–4 до 14–15 м с субгоризонтальной тонкой слоистостью и множеством нитевидных корешков травянистых растений.

Так что, очень даже comme il faut. Только такое огромное количество пыли говорит о сухости климата, и, поэтому-то мамонтам так были необходимы жировые горбы — точь-точь, как у верблюдов.
В итоге имеем, что пыль садилась и садилась, периодически орошалась и, в силу своей плодородности, давала гигатонны зелени, правда, на муссонный период. Затем наступала засуха, и т.д. и т.п.

А уже после… после опять селевой занос с уничтожением фауны и флоры.

Такая картина прямо напрашивается, чтобы её объяснили периодическим сдвигом полюсов. — Ну так и объясним))

Хорошо, но это только на Святом Носу. А как на острове Ляховском, что немного севернее Носа? — Та же самая картинка с некоторым изменением размеров толщ, но с сохранением их последовательности.

Следует добавить про возрасты всех этих пластов, которые были получены хлоромодным анализом.
Нижний селевой слой, у меня под цифрой 2, обозначен как Ju — юкагирская свита, и датируется в интервале 220-390 тысяч лет.

Центральный слой, у меня под цифрой 3, именуют куччугуйской свитой и датируют теми же 390-220 тысячами лет.

Второй селевой слой именуется как едома и датируется как 50-17 тысяч лет.

В Воронцовском Яру близ Индигирки едоме насчитали 10 тысяч лет, а на Святом Носу верхней едоме — 50-17 тысяч лет. Почти совпало. Учитывая относительную гадательность методов можно говорить о совпадении результатов.

Также сошлись они в последовательности (допускаю, что я ошибаюсь): сначала едома, а затем морозобой.

Так какова скорость морозобоя!? — По хлоромодному анализу — сотни тысяч лет.

А я подозреваю — сотни лет.

Материал из журнала — rodline.livejournal.com/341062.html
Поместить в закладки эту ссылку.

Отправить ответ

Please Войти to comment
  Подписаться  
Сообщать