Поморье славилось жемчужным промыслом

материал отсюда

Одним из важных и прибыльных промыслов Поморья с незапамятных времен была добыча речного жемчуга, которым изобиловали северные реки еще в начале XIX века. Иностранцы, прибывавшие в Архангельск в XVI-XVII веках, поражались обилием жемчужных вышивок, которым украшали свои верхние одежды жители поморских селений.

В 1556 году прибывший в устье Двины заморский гость Стифэн Берроу описал праздничную одежду холмогорского помора, который “надел на себя самый лучший шелковый кафтан и жемчужное ожерелье и приехал к нам на корабль с подарками”.

Мода на жемчуг в Поморье в XVI-XVII веках получила широкое распространение среди всех слоев населения и породила большой потребительский спрос на этот товар. Жемчугом принято было украшать не только женские верхние одежды, но и одежду мужчин. Например, широкий воротник из жемчуга (как писал знаменитый путешественник Горсей – “ожерелье шириной в три пальца”) был главным украшением мужского костюма. В своем описании “О государстве русском” в 1591 году другой иноземный “гость” Джильс Флэтчер упоминает “шитые жемчугом воротники, охабни (род верхнего кафтана), унизанные жемчугом сапоги у мужчин”.

Поморский речной жемчуг получил распространение даже в Москве: в частности, он шел на украшение патриарших риз и царских одеяний. Так, в 1692 году в “ризной книге патриаршего приказу” было записано, что мастер Иван Тимофеев “алмазил вместе со товарищи 237 круглых и половинчатых зерен варзужского жемчуга” для риз патриарха Никона. А по описанию одного из англичан, служившего при царском дворе зиму 1557-1558 годов, дьяки показывали ему два царских платья “которые так тяжелы, что только с удобством можно носить, все в жемчужинах, одна над другой”.

Цена поморского жемчуга, который добывался в реках Варзуге, Ваймуге, Солзе, Умбе, Кеми, Коле, составляла, по описанию голландца Корнелиса де Брейна, более 20 гульденов, причем были и такие, которые стоили “по 25 гульденов за жемчужину, и по 50 гульденов, особенно добытых в районе Умбы”.

Перламутровые зерна

С добычей жемчуга поморы издавна связывают одну древнюю примету – раковины- жемчужницы водятся только в тех северных реках, куда заходит на нерест семга. Как писал исследователь Сергей Морозов, “между этой породою рыб и слизняком существует какая-то темная, загадочная, труднообъяснимая симпатия”.

Чистая холодная вода, крупный песок и быстрое течение воды – вот три главных условия, необходимые для того, чтобы под створками речного моллюска завелся жемчуг. Лучшими местами для его добычи считались песчаные плесы между речными порогами и устья маленьких быстрых речек, впадающих в Белое море. Песчинка или маленький камушек, приносимые течением воды, попадали внутрь раскрытой ракушки, под мантию моллюска, и травмировали его нежное тельце. В ответ на это внешнее раздражение моллюск выделял перламутр – вещество, которое обволакивало острые края песчинки, отчего вся ее поверхность становилась гладкой и приобретала вид перламутрового зерна – жемчужины. Ловлей жемчуга поморы занимались в течение всего лета – с конца мая до начала сентября.

В отличие от южных стран, где добычей жемчуга занимаются ныряльщики (а чаще – ныряльщицы), в Поморье этим промыслом занимались исключительно мужчины. Кроме того, температура воды в быстрых северных реках очень холодная, поэтому нырять за раковинами никто не отваживался. Но как сквозь рябь и блики на поверхности воды разглядеть лежащую на дне небольшую ракушку? Для этого поморы использовали оригинальное, хотя и незамысловатое приспособление – “водогляд”. Он представлял собой полую берестяную трубу “бурак” (около 15 см в диаметре и почти метр в длину), которую промышленник сквозь отверстие в плоту опускал одним концом под воду, а к другому (верхнему) концу плотно прижимался лицом, разглядывая дно реки. Принцип действия “водогляда” прост, примерно так же мы поступаем, когда нам надо с улицы заглянуть сквозь застекленное окно внутрь темного помещения: мы плотно прикладываем сложенные “трубой” ладони к стеклу и, прижавшись к ним лицом, разглядываем, что там внутри. Только вместо оконного стекла добытчику жемчуга надо заглянуть сквозь толщу воды. Благодаря “водогляду” можно хорошо разглядеть все лежащие на дне предметы.

По внешним приметам

Рассматривая сквозь “водогляд” дно, промышленник искал на нем “борозны” – тонкие бороздки, оставляемые ползущими по речному песку моллюсками-жемчужницами. По этим характерным следам он без особого труда находил раковины. Но прежде чем доставать из воды раковину, ловец жемчуга пристально рассматривал ее сквозь “водогляд” и по известным ему внешним признакам решал, есть ли в ней жемчуг. Если раковина была небольшой по размеру, с гладкими створками, это означало, что она молодая и здоровая, следовательно, жемчуга в ней скорее всего нет. Зато в крупной старой раковине, с неровными выпуклыми створками, вполне могла оказаться заветная жемчужина. Опытные промышленники по внешнему виду раковины могли определить не только размеры и форму жемчуга, но даже его цвет – белый, розовый, синеватый или черный. Особенно ценились крупные белые жемчужины, а самыми дешевыми считался мелкозернистый синеватый жемчуг неправильной формы.

Но одно дело найти раковину-жемчужницу, и совсем другое – исхитриться извлечь ее со дна. В разных местностях Поморья ловцы жемчуга придумывали свои варианты приспособлений для “увязы” (захватывания) раковин со дня реки. В большинстве поморских селений пользовались примитивным раздвоенным на конце шестом, который назывался “рошшэп”. В ряде местностей Поморья наконечники для таких шестов изготавливались из костяных заостренных пластин или из железных “прутков”, щеток и разнообразных кованых крючков. Заметив на дне раковину-жемчужницу, промышленник наводил на нее раздвоенный конец шеста и ловким движением прижимал ко дну. При этом раковина оказывалась зажатой (как в щипцах) между расщепленными концами “рошшэпа” и вытащить ее на поверхность уже не представляло никакого труда. Оставалось только раскрыть ее створки (по-местному – “разломить”) и с помощью ножа достать драгоценное перламутровое зерно. После этого полагалось положить жемчужное зернышко за щеку на 6 часов, так как считалось, что от воздействия слюны оно станет прочнее и долго не потускнеет.

Прародитель батоскопа

Великий помор Михайло Ломоносов в 1759 году изобрел прибор для подводного наблюдения, который назвал “батоскопом”. С помощью его Ломоносов предлагал “как бы глубже дно в водах видеть можно было, нежели просто глазами”. Любопытно, что по принципу действия этот “батоскоп” очень напоминает обычный поморский “водогляд”. Судя по всему, сам Михайло Васильевич в юные годы занимался добычей жемчуга, иначе трудно объяснить, откуда он знал все тонкости этого промысла. В одной из своих докладных записок в адрес Сената Ломоносов в 1745 году пишет: “Ловят жемчужные раковины в глубоких местах, где бродить нельзя, с небольших плотов, опускаясь вниз по речке, на веревке, которую человек или два за конец держат с одного или обоих берегов, и вниз помалу опускают. Раковины, которые для светлости воды глубже сажени видеть можно, вынимают долгим шестиком, на конце расщепленным, уязвивши раковину в рощеп острым краем”.

“Батоскоп” Ломоносова отличался от народного приспособления только наличием в нем оптики, однако конструкцию некоторых “водоглядов” тоже можно назвать оптической. Так, историк Александр Морозов пишет об усовершенствованном “водогляде”, который “состоял из двух берестяных трубок с расширением на конце одной из них, закрытым пластинкой прозрачной слюды. Пользование “водоглядом” улучшало видимость и облегчало поиски жемчужных раковин в светлых неглубоких речках, так как между глазом и пластинкой слюды оставался столб воздуха”.

Закат промысла

Большой спрос на жемчуг и жемчужные украшения привел к истощению промыслов и почти полному истреблению жемчужного моллюска в большинстве северных рек. В 1721 году Берг-коллегия издала специальный указ, запрещавший взламывание и несвоевременное вынимание жемчуга из раковины, пока он еще не достиг зрелости. Однако государству не удалось наладить промысел, на который из госказны в 1732 году было потрачено 229 рублей, а жемчугу добыто всего на 87 рублей. Поэтому в 1731 году Сенат разрешил ловлю жемчуга всем желающим, с условием, что самые крупные жемчужины должны сдаваться в Коммерц-коллегию. Но промысел жемчуга уже не вызывал большого интереса у поморов, которые к тому времени получали гораздо большие доходы от рыбных и зверобойных промыслов.

 

В головном уборе поморок могло быть до 16 килограммов жемчуга.

В Архангелъске были жемчужницы. Что же случилось, почему они исчезли? Как и мамонтов, их всех съели люди? Ага, конечно.

Климат изменился. Ещё одно косвенное подтверждение смены полюсов в НЕДАВНЕМ прошлом.

 

update:

Пришла интересная мысль про поводу названия Кольского полуострова. Этот полуостров был до смены полюсов в тропическом климате и омывало его тёплое море, а после смены полюсов он оказался за полярным кругом. Белое море – почти озеро, вода оттуда никуда не делась, как и тепло, которое оно накопило. Так вот, Кольский полуостров изначально мог быть Скользким из-за того, что оказался рядом с тёплым Белым морем, которое переехало из тропиков за полярный круг и грело СКольЗский полуостров пару сотен лет. Поэтому и были там жемчужницы аж до конца 18 века. А когда холодная земля находится рядом с тёплым морем, то постоянные туманы, дожди ну и гололёд)
Может, и бред, но пусть будет мысль, может, потом пригодится где-нибудь.

9 комментариев к записи “Поморье славилось жемчужным промыслом

  1. Речной жемчуг добывался далеко не только в Поморье. Я живу в Торопецком районе Тверской области. В озёрах у Торопца тоже активно добывался этот жемчуг. Есть даже в какой-то картинной галерее картина “Портрет крестьянки Торопецкого уезда в народном костюме”. Вот, например, инет-ссылка: http://www.livemaster.ru/topic/381797-ne-shej-ty-mne-matushka-krasnyj-sarafan А закончился он тут не из-за смены полюсов, а из-за жадности людской. Просто критическую массу раковин выловили, и они перестали размножаться в том же объёме. Сейчас вообще нет их. Плюс заиливание озёр, т.к. по ним больше суда не сплавляют. А раньше это был путь из варяг в греки.

  2. По мне так 1444 цикл лучше стыкуется, поскольку предыдущий цикл с Рюриком стыкнулся очень точно. То что Колумб несколько не вовремя, я то же для себя смог объяснить. Поскольку Колумб причалил не к северной Америке, а к Кубе. А в самой Америке еще лежал ледник. Поскольку предыдущий полюс попал в умеренный климат, то растаять мгновенно это все не могло. Даже татаро-монгольское иго не плохо стыкуется. Я всегда не понимал, как могло возникнуть монгольское иго из нищей и мало населенной Монголии. Мало того, как можно было от туда дойти до Москвы из Монголии в 1237г. Даже в наше время это серьезная проблема, очень серьезная. И опять же куда делись все эти люди. Несколько позднее Ермак шайкой уголовников покорил все это былое величие на раз. И людей в Сибири практически не было. Кроме как смыть все это и сменить климат разумных объяснений нет. Если все это было смыто в 1444 г, то освобождение от Татара-Монгольского ига в до 1480 г не плохо стыкуется.
    Есть еще ряд моментов. Например исламский пояс по Волге. Там есть не объяснимая узкая длинная полоска народов исповедующих ислам. Если допустить, что это остатки большой субкультуры, то можно даже примерно оценить границу катастрофического затопления. Тогда и не плохо объясняется как турки с Алтая (это и их Родина) оказались непосредственно в Турции. также не плохо объясняется почему китайцы не осуществили экспансию на наш Дальний Восток и у них был законодательный запрет на поселение за Китайской стеной.
    Много что объясняется. Даже расположение земляных пластов у меня на даче в колодце можно разумно объяснить. Дело в том, что там пласты чередуются. Плодородная земля менее метра, затем глина около четырех метров, затем мелкий песок с валунами и далее опять глина, а после песок. Кроме как селевые потоки с Балтики, я лично не вижу объяснений.

    • — По мне так 1444 цикл лучше стыкуется

      А нет проблемы. По моей версии сдвиги полюсов в 1438 и в 1727.
      Так что с Рюриком все в порядке.

      • Проблемы есть. Что делать с оледенением в Гренландии? Что делать со смутным временем 15 века? С падением Константинопаля, с 500-летними лесами Сибири, катарскими замками во Франции (разрушены в 15-16 веках) и так далее, много фактов указывают на 15-й век.

        • с 15-м веком как раз нет проблем.
          сдвиги полюсов: 1438 (15 век) и 1727 (18 век)

          — Что делать с оледенением в Гренландии?

          Все нормально с Гренландией. Полюс ушел из нее в 1438.
          В 1727 Гренландия снова попадает в полярную зону.
          Не успели растаять ледники полностью!

          — с 500-летними лесами Сибири

          Таких лесов нет

    • — освобождение от Татара-Монгольского ига

      Татаро-Монгольское иго – выдумка романовских историков.
      Познакомьтесь с трудами Фоменко-Носовского и других современных исследователей, проводящих ревизию официальных исторических знаний.

  3. — Климат изменился. Ещё одно косвенное подтверждение смены полюсов в НЕДАВНЕМ прошлом.

    А теперь внимательно посмотрите на даты приводимые в статье.
    Разве они согласуются с датировкой последнего сдвига полюсов в 1444 году? Климат уже в 16-м веке сменился бы.

    А теперь возьмите мою датировку смены полюсов – 1727 год.
    Как, лучше стыкуется?
    То-то и оно!

Добавить комментарий